Чемпионы Кхорна

рейтинг: 0+x

Чемпионы Кхорна

Рассмотрение тех мародёров, которые отбросили в сторону всё ради своего пути к силе. Описание тех путей, которыми они стремятся добиться расположение Кровавого Бога

Несмотря на преданность всех Чемпионов единой цели, происходить они могут от героев абсолютно любого народа. Многие из них происходят из рядов курган. Этому благоприятствует стиль жизни этих неотёсанных варваров, их культура, а также верования — включающие в себя постоянную активность, жестокие сражения и кровавые жертвоприношения – что близко к идеалам культа Кхорна, заключающихся в простой и целенаправленной жизни. Мои личные исследования показывают, что норсканов среди них поменьше, и что большинство их них происходят из северных и восточных краёв — в которых люди менее цивилизованы, и где они каждый день вынуждены вести борьбу с суровой природой. Они малочисленны, но берут своё за счёт свирепости. Жаждущие крови берсеркеры норсканов также опасные соперники — и многие пали от их руки. Выходцы из племён хунгов тоже посвящают себя Кровавому Богу — но в течении моего путешествия я редко встречал таких.

Подпись возле изображения штандарта на странице 32:

У каждого чемпиона есть свой штандарт. Обычно на него вешаются всякие ужасные трофеи, а сам стяг вымазывается в крови.

Но Кровавый Бог — как впрочем и другие Владыки Хаоса — не довольствуется только этими последователями. Его хватка может достичь сердца любого солдата, любого воина, любого убийцы. Он Бог войны, кровопролития и жестокости — и любой, кто сражается, фактически стоит на пути к принятию его веры. Если благородный рыцарь Бретонии или благочестивый храмовник Империи попадают в силки его религии — так это потому, что они попросту забыли, ради чего они несли смерть. Вместо того, чтобы воевать ради всеобщего блага, они начинают убивать просто так - просто ради удовлетворения жажды убийства. Такое может случиться с праведным человеком, споткнувшимся на своём пути. Приняв этих чемпионов, Кхорн их уже никогда не отпускает. Эти чемпионы — отступники, и ими Кхорн, как и любой другой Бог Хаоса, особенно наслаждается. Они не приходят к Хаосу просто потому, что это было единственное, что они знали и что видели вокруг себя. Они восстают против "серой массы", они показывают себя достаточно сильными и достаточно твёрдыми, чтобы выдержать гнев окружающих их людей. Они убивают — и им это нравится — как и неодобрение их бывших покровителей. И они выживают, переживают гнев своих вчерашних друзей, выживают на залитом кровью пути, ведущем в страну теней их Богов. У них есть цели и амбиции, у них есть великие намерения, ждущие исполнения — и они достаточно сильны, чтобы добиваться своего так, как не смогли бы сделать это другие.

У каждого чемпиона Кхорна своё начало пути — но их объединяет стремление развивать одни и те же, так сказать, умения. Чтобы добыть расположение в очах своего Бога, они сначала должны проявить себя на поле боя, постоянно возлагая десятину добытых черепов на Его алтарь. Так, эти люди обретают огромное могущество и бесстрашие. Но их бесстрашие происходит вовсе не от благородства — но от их безумной жажды кровожадности, и от неудержимого рвения в том, чтобы утолять голод их ненасытного Владыки. Эти нечестивые рыцари украшают свою броню и боевое снаряжение трофеями и прочей мерзостью, которую добывают на полях сражений. Пластины своих доспехов они покрывают росписью, которая придаёт им зверский вид, и внушает страх в любого, кто их увидит. Что касается оружия — так у них оно невероятно разнообразно, хотя наибольшей популярностью пользуются большие мечи и булавы. Эти боевые псы не ведают тонкого искусства войны. Им лишь бы пролить побольше крови да побольше покрошить костей. Ужас и жестокость — вот в чём победоносная сила Кхорна.

Следующую страницу (33-ю) занимает рисунок, на котором изображён чемпион Кхорна. Очевидно, это один из рыцарей Хаоса.

Для смертного существует много путей стать избранным рабом своего Бога. У северных племён есть такая традиция: те, кто желают себе такой судьбы, покидают своё племя, и собирают вокруг себя банду последователей, и затем идут туда, где надеется привлечь к себе внимание Высших Сил. Большинство, особенно из тех, кто служат Кровавому Богу, придерживаются мнения — своей цели можно добиться, убивая во имя своего Господина. Они ищут великих сражений, где можно увеличить число своих убийств. Иные считают, что они должны разгадать какие-нибудь секреты, и что в фрагментах тайных знаний содержатся ключи к их восхождению. Большинство сходятся во мнении, что они должны, пересекая охотничьи пустоши, совершить путешествие в лежащие на севере истинные владения своего Повелителя, и добыть себе его благословение там. Кто может сказать — кто из них прав? Кто может сказать — по какому критерию эти противоестественные Силы отбирают тех, кто будет служить им всю вечность?

Они — непостоянные и капризные сущности, которых ничего в этом мире не заботит, кроме большой игры, в которую они играют — а им, конечно же, не недостаёт фантазии. Так, они могут даровать своё дьявольское благословение вождям племён мародёров, которых никогда не заботило внимание Ока Богов. Они возвышают генералов армий в обмен на то, что те поведут свои войска сражаться за Их дело. Они награждают демонологов и колдунов за то, что те доставили Им минутное развлечение, но могут запросто проигнорировать чемпионов, несущих Их имя и жаждущих Их признания.

Сама сущность Хаоса — это анархия и непредсказуемость. Как смешно это звучит — заявлять, что существует метод, следуя которому воин может попытаться, и заслужить расположение подобной Силы? И всё же, люди и представители прочих рас ступают на сей путь всё снова и снова. Да и почему бы им не попробовать? Ведь на множество тех, кто гибнет или сходит с ума на этом пути, всегда приходится небольшое количество тех, кто по какой-то причине избираются для демонического бессмертия.

ИМХО причина сего не сколько в том, что людям так хочется заполучить демоническое бессмертие и могущество — сколько в том, что некоторые просто не могут не идти подобными путями безотносительно конечного результата. Иначе страх неудачи отпугивал бы молодых неофитов хаосизма - Прим. переводчика.

Варбанды прокладывают свой маршрут независимо друг от друга. Они всегда следуют за своим чемпионом — как тогда, когда они идут к какой-то заранее выбранной цели — так и в том случае, когда они бесцельно скитаются, вверившись воле Богов. Маленькие группы могут продвинуться дальше, чем целый клан мародёров, и потому они могут легко оказаться глубоко в лесах Империи, среди Серых Гор, или в бессчётном множестве других диких мест, которых полно у нашей границы — так же легко, как в северных пустошах, степях или в непроходимой глуши.

Общим верованием среди таких варбанд является то, что они сначала должны заслужить благословение и благорасположение со стороны своих Богов, и лишь затем отправляться на север, чтобы там предстать перед судом. Такое верование имеет в своём основании практические соображения, поскольку выжить в кишащих демонами и чудовищами северных пустошах может только опытная, закалённая в битвах группа.

Многие из таких варбанд набираются опыта в лесах и диких местах, принадлежащих национальным государствам Старого Света или Дальнего Востока. Здесь жизнь легка, а еды предостаточно, да и добыть её не составляет труда, отняв у трусливых крестьян. Здесь можно достать больше жертв, и построить больше тёмных святилищ — больше, чем в суровых местах по ту сторону Краесветных Гор. Потомки северян, живущие в этих краях, с лёгкостью могут вернуться к своим старым обычаям — заняться грабежом, или примкнуть к городским повстанческим культам. Предприятия этих бунтарей редко интересуют чемпионов. И если интересуют, то лишь тогда, когда могут служить источником материальной помощи и информации. Или же чемпион может вдруг решить, что его вступление в подобный культ возвысит его в глазах его Бога. Предатели из Старого Света, как правило, имеют свои зловещие амбиции, желая призвать разрушение на свою родину — причиной тому обычно является сублимация их личных проблем.

Другие — особенно последователи Кровавого Бога — отвергают такое лёгкое существование, и нарочно ищут места, где жизнь потяжелее, да и враги пострашнее — показывая тем, что они достойны присоединится к божественным бессмертным легионам. Они бродят по Землям Тьмы и Стране Черепов, и по степным горам — по местам, которые полны свирепых людей и прочих существ, ибо они могут как оказаться достойными соперниками, так и пожелать примкнуть к воину, звезда которого восходит вверх.

Как только начинает собираться великая орда — так сразу же чемпионы начинают стекаться к ней — кто ради своих каких-то планов, а кто просто ради участия в войне. Они предполагают, что подобное скопление верующих непременно притянет внимание тех Сущностей, которых они чтят. Чемпионы полагают, что когда они находятся в рядах подобного полчища — и, особенно, когда участвуют во вторжении — их деяния и подвиги имеют десятикратную ценность, чем при других обстоятельствах. Будучи вместе, они подталкивают друг друга к всё более и более великим делам во имя своей кровавой и нечестивой веры.


С другой стороны, каждый успешный чемпион обязан совершить путешествие на север. Его отряд должен пойти в пустоши, где они начнут своё героическое паломничество к Вратам Забвения. Этот поход как бы помогает им глубже посвятиться в их веру — и играет в их жизни примерно такую же роль, какую в жизни бретонских рыцарей играет поиск Святого Грааля. Они верят, что сейчас их Бог смотрит на них, и что каждая препона и каждый враг, оказывающийся у них на пути, послан Им как часть великого испытания. И теперь их судьба уже не лежит в человеческих руках.

Их дороги ведут их всё ближе и ближе к центру пустоши, где идёт постоянная борьба между слугами Кошмарных Повелителей. Там существуют фантастические королевства и жуткие княжества, где властвуют вечно проклятые, и где законы природы бессильны против могучего Хаоса, сердце которого бьётся в самом центре. В настоящий момент в ходе своих исследований я подобрался опасно близко к этим местам. Но я знаю, я должен вернуться, чтобы моё задание было завершено.

И напоследок я скажу: это финал пути чемпиона. Они приходят сюда — одни ради обретения демоничества, другие же добывают лишь смерть или безумие. В отношении иных Боги по неведомым смертным причинам заключают, что те слишком ценны в качестве слуг именно в человеческом облике. Такие отсылаются обратно, и берегутся своими Божествами, пока Те не решат их окончательную судьбу.



Он восседает на троне кровавом
Алый поток от престола течёт
Жаждет войны - Бог жестокий и славный
Словом погибели смерть предречёт




(автор: Анонимус)


Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License